Железная Н.
傻孩子 准备等一辈子啊
[J]Ana Kir[/J], поздравляю, любовь моя!
это плохой подарок, потому что он не веселый, насколько веселым ваще может быть фик о Кощее и Тете Сигме, их расставании и знакомстве, и ващееее><
прости, я тебя люблю и напишу что-нибудь получше, намного-намного лучше. пусть все у тебя будет хорошо) пусть в твоей жизни не будет фатальных прощаний, будет меньше херовых людей, пусть все будет охеренно, и не просто пусть, у тебя, Кощей, всё действительно будет.

Название: Я бы тоже скорбел.
Автор: Eli Loker (Iron Nishizaki)
Бета: Nott.
Жанр: драма
Персонажи: Тета Сигма, Кощей
Размещение: запрещено.
Дисклаймер: то, что осталось тут от оригинальных персонажей, принадлежит Британской короне ВВС.
Примечания: Необычный взгляд на героев. Отталкивалась от того, что Повелители Времени, со слов Девятого, видят Время как таковое (то есть варианты, возможности, фиксированные точки). Видят, и поэтому не имеют права вмешиваться.
Предупреждение: я была немного не в себе; уровень пафоса зашкаливает, хотя Нотт пытался сгладить углы.
Посвящение: С днем рождения, дорогая [J]Ana Kir[/J]! Мой первый и единственный Кощей <3

*

Тета Сигма серьёзный и очень умный. Он знает, что ему не стоит связываться с кем-то вроде Ушас. Или Монка. Или Кощея.
"Они испортят тебя", - слышит Тета Сигма, приходя мимо ворот, ведущих в залу с вортексом.
Кощей рыжий и зеленоглазый. Дерзкий, упрямый и - немного - вредный.
- Будь моим другом, Тета Сигма, - говорит Кощей, хитро глядя на него из-под стёкляшек, которые по какому-то недоразумению называют очками.
Тета Сигма смотрит на него вопросительно и немного раздраженно. Что за чушь несёт этот... этот рыжий?
- Я Кощей, - говорит Повелитель Времени, - бессмертный и бесстрашный.
А вот это уже откровенная чушь.
- Мне не до детских игр, - то ли презрительно, то ли равнодушно бросает Тета Сигма.
Кощей смотрит ему вслед и улыбается. Тета Сигма чувствует внимательный взгляд где-то между лопаток, но не оборачивается. И спина его идеально прямая.
На следующем экзамене Кощей обставляет его, опережая на четыре бала. Тета Сигма испытывает что-то, близкое к ярости. Кощей никогда не стремился к высшим отметкам, держался на уровне "выше среднего" и был доволен. Какого черта?
- Не принимай на свой счёт, - Кощей улыбается, вскидывая руки в успокаивающем жесте. - Мне просто повезло.
Тета Сигма глубоко вздыхает. Нет, не повезло. Тета Сигма снова делает глубокий вдох, затем выдох. Он сам виноват. Если какой-то разгильдяй смог обогнать его на целых четыре бала, это недостаток его, Теты Сигмы, знаний, а не превышение нормальности рыжего выскочки.
- Так, что? Будешь моим другом? - Кощей тонко улыбается и привычным жестом лохматит собственные волосы.
Тета Сигма сверлит его взглядом целую вечность. Сдаётся и сжимает протянутую ладонь. Совсем как делают на Сол-3 или Шан-4.
Тета Сигма видит, как улыбка Кощея из лисьей становится довольной, и чуть приподнимает уголки губ в ответной. Он учится не принимать действия этого Повелителя Времени на свой счёт.
Удаётся плохо.

*

Тета Сигма не верит в силу слов. Он знает истории самых разных миров, знает прошлое и видит тысячи вариантов будущего. Но в силу простого слова не верит.
Как можно полагаться только на чьё-то красноречие?
- Но они ведутся на это, - Кощей, рыжий-наглый-невозможный, не отрывает взгляда от цветка во временной ловушке.
Зерно проклёвывается, прорастает, цветок распускается, увядает, опадает трухой. Замкнутый круг.
- Ведутся на слова, - Кощей водит над цветком раскрытой ладонью, как бульварный колдун с какой-нибудь не очень развитой планеты. - Пообещай им золотые горы, не имея за душой ничего, они пойдут за тобой. Обвини одного в измене, другой ощетинится: не примет, но поведётся, пустив в душу сомнение.
"Они" - это, например, люди, выходцы с Сол-3. Кощей, разумеется, не имеет ввиду никого конкретного. "Они" - это все, кроме самих Повелителей Времени для Кощея. И, может, кроме Далеков.
- Что ты видишь? - негромко спрашивает Тета Сигма, не отрывая внимательного взгляда от одногруппника.
Кощей втягивает носом воздух, и поднимает взгляд, смотрит на что-то перед собой. Его зрачки двигаются, будто он очень быстро читает какой-то текст.
Тета Сигма внимателен. И он замечает, как резко расширяются чужие зрачки, практически полностью скрывая темно-зелёную радужку.
Кощей скользит взглядом по одному ему видимой ленте времени, прикрывает глаза, а когда открывает, его взгляд чист.
- Ничего, - просто отвечает он и внезапно смотрит на Тету Сигму своими бездонными глазами. - Ничего особенного, Тета Сигма.
Его слова, его взгляд, его осанка, - всё в нём безупречно в этот единственный момент. Повелитель Времени, скрывающийся за коротким "Кощей", прекрасен и ужасен. Он, перечеркивая одну правду, выдаёт свою и верит в неё настолько, что Тета Сигма на такое же короткое мгновение верит в неё тоже.
Удивительный, невероятный, свободный Кощей. Он прекрасен в этот момент. И слово его - безупречно.

*

Кощей не хулиганит в открытую. Не дерзит учителям, не огрызается со сверстниками и не выражает никакого превосходства над младшими. Самое вызывающее в нем - его внешность.
С Кощеем интересно, с Кощеем просто захватывающе. Тета Сигма никогда не признает этого, но ему хочется - когда-нибудь в будущем - быть таким же: бесстрашным, бессмертным и свободным. Тета Сигма слишком хорошо знает, что это невозможно.
- Я сбегу отсюда когда-нибудь, - говорит Кощей, глядя на слепящие небесные светила.
Они сидят посреди высокой серебристой травы, и даже шелест листьев не тревожит вязкой тишины вокруг них.
- Вся Вселенная в моём распоряжении, - говорит Кощей, и в его голосе Тета Сигма слышит скорбь.
Тета Сигма видит тысячи временных лент, миллионы возможных путей, десятки развязок, сотни причин и последствий. Тета Сигма не знает, почему именно может скорбеть этот Повелитель Времени.
Кощею не интересно прошлое, Кощея не волнует будущее. У Кощея есть только настоящее, он знает что-то такое, что даёт ему право жить каждый день без оглядки. Он не бессмертен. Но бесстрашен, как никто.
Кощей рассказывает Тете Сигме старые сказки с Сол-3, завязанные на мифических девяти мирах с их путешествиями длинной в один шаг, с их битвами, с их традициями и обычаями. Тета Сигма ещё не читал об этих планетах, и он не знает, сколько правды в словах его... друга? Тета Сигма даже не знает, сколько правды в этом самом слове "друг".
Но Кощей рассказывает складно, его речь льётся, и Тета Сигма чувствует, как с каждым разом его тянет в эти миры всё сильнее и сильнее. Он чувствует отголоски свободы - свободы Кощея - и отчаянно, до зубного скрежета завидует. Завидует, что у него недостаточно сил для такой жизни: вольной, сиюминутной.
- Что бы ты чувствовал, если бы мы никогда не познакомились, Тета Сигма? - Кощей снова смотрит на ленты времени перед собой, очевидно, рассматривая один из таких вариантов развития событий.
Тета Сигма не видит его лица. Они сидят спинами друг к другу, используя один другого вместо опоры.
Им не положенно демонстрировать чересчур эмоциональную отдачу на что бы то ни было. Но Кощей упрямо говорит о чувствах. Об эмоциях, о том, что даёт возможность жить, по его словам.
- Мало ладить со своей головой, - серьёзно говорит Кощей, покручивая рыжую прядь над ухом, - нужно ладить со своим сердцем.
И это так смешно, так глупо из уст Повелителя Времени, представителя самой древней цивилизации из всех возможных, - настолько, что Тета Сигма не выдерживает и наконец смеется. Негромко, но искренне.

*

- Я сбегаю, - кричит Тета Сигма целую вечность спустя, пытаясь перекрыть ветер.
Взрослый, сильный, набравшийся смелости Повелитель Времени.
Яркие волосы Кощея собраны в забавный хвост на затылке. Ветер треплет пряди, будто пытаясь дернуть одну из них.
- Идём со мной, - кричит Тета Сигма.
Он всё продумал, составил идеальный план побега. Тета Сигма молод и полон сил, вся Вселенная открыта ему. Нужен только последний штрих.
Кощей скользит взглядом по пространству перед собой, а потом смотрит на Тету Сигму своими невозможными глазами.
Смотрит на него ещё одну вечность. Тета Сигма думает, что за это время, наверняка, успела вспыхнуть сверхновая. Его сердца бухают гулко под самым горлом, перекрывая треклятый ветер, но Тета Сигма сосредоточен только на своём единственном друге.
- Прощай, - внезапно улыбается Кощей.
Ветер дует в лицо его когда-то серьезному, непробиваемому другу. Тета Сигма слышит его. Или читает по губам.
- Идём со мной, - повторяет Тета Сигма.
Между ними чуть меньше метра, а кажется - разверзается пропасть.
- Прощай, Тета Сигма, - повторяет Кощей и улыбается. - Я не пойду с тобой.
Где-то вспыхивает и гаснет чья-то звезда.
Мир Теты Сигмы рушится и снова собирается в целое.
- Что ты видишь, Кощей? - повторяет он давний вопрос, перекрикивая чертов ветер.
- Я вижу Смерть, - скучным тоном сообщает Кощей, его взгляд будто светлеет, и в следующий миг Повелитель Времени смотрит уже сквозь своего... друга?
Ветер вокруг стихает, и Тета Сигма понимает, что Кощей заключил их во временную ловушку.
- Я вижу Боль, - продолжает Кощей.
Его голос бьет набатом где-то над Тетой Сигмой.
- Я вижу Голод, - Кощей снова сосредоточил взгляд на друге, - Я вижу тебя, Тета Сигма.
- И почему прощаешься?
- Мне там не место, - Кощей снова улыбается. - Я не смог ничего изменить, Тета Сигма. Тысячи временных лент, сотни причин и следствий, десятки шансов. Финал всегда один.
Горечь в его голосе мешается со смирением.
- Поэтому прощай, Тета Сигма, - Кощей небрежно взмахивает рукой, разрушая ловушку, и идёт прочь.
Ветер хлещет с новой силой. Тета Сигма обескуражен. Всё, во что он верил всё это время. То, как перекроил сам себя, пытался доверять. Всё это - зря? Вот так просто: ветер в лицо, небрежный взмах рукой.
- Я бы скорбел! - кричит Тета Сигма вслед уходящему другу (?) . - Ты спрашивал, что бы я чувствовал! Если бы я знал, я скорбел по твоей дружбе, Кощей!
Но тот не оборачивается. Может, слышит, кто знает. Но не оборачивается.
Тета Сигма опускает руки. Он никуда не улетит. Не сейчас. Может, позже, когда удастся собрать самого себя снова. Когда удастся смириться.
Его единственный друг покидает его навсегда.

@темы: doctor who, писуательство